semen-serpent (semen_serpent) wrote,
semen-serpent
semen_serpent

Categories:

Время писать мемуары

Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.
Прав старик. Продолжу, что есть время копить воспоминания и время делиться воспоминаниями.
Так вот, уже пора делиться.
Собственно, навеяла мне эту банальность вот эта примечательная дискуссия между активными участниками политических событий 1990 года в Волгограде
http://moralg.livejournal.com/36570.html
Всего-то 20 лет прошло - а какие фантастические описания! Действительно, ведь, кроме самих (заведомо очень немногих) организаторов тех самых митингов, уже никто ничего толком и не помнит - по крайней мере, рядовые участники тех событий благополучно мелют невероятную чушь о том, что происходило на их глазах. Господствуют поистине фантастические представления о самом недавнем прошлом.
И если не рассказать, как же всё было на самом деле, эти фантастические представления перекочуют в учёные статьи, из статей в монографии, из монографий в учебники и получат статус азбучной истины - "кто же этого не знает?".
Тем более, что moralg и alliruk - профессора, а организатор митингов - вполне себе рядовой горожанин. Вот уж кто не извлёк лично для себя выгоды из смены строя - так это он...
И попробуй тогда кому объясни, что всё было совсем не так. Не так всё было...
Тем более пора писать мемуары, что мне в жизни невероятно повезло.
Я встречался с историческими деятелями и великими людьми (это, как вы понимаете, вещи немножко разные). В алфавитном порядке: Леонид Ильич Брежнев, Борис Николаевич Ельцин, Дмитрий Сергеевич Лихачев, Юрий Михайлович Лотман, Александр Исаевич Солженицын, Михаил Андреевич Суслов.
Вот вы, уважаемый, разговаривали с Солженицыным? А вот я да. Я беседовал с великим писателем земли русской. Больше того - виделись мы трижды, и в одну из этих встреч я ему рассказывал и рассказывал, а он меня слушал и задавал наводящие вопросы. И было это так потому, что Александр Исаевич Солженицын попросил меня (меня, чёрт возьми! меня, а не кого-то другого!) проверить полученную им информацию об одной весьма тёмной и довольно грязной истории. Ну, я выполнил его задание, и надеюсь, что он остался доволен. По крайней мере, мне в той памятной беседе недовольства он не высказал, а сама история этаким кусочком отображена в одном из его произведений. Об этом, как мне кажется, надо рассказать - ну хотя бы для облегчения труда будущих комментаторов будущего полного собрания сочинений.
Я учился в университете у замечательных профессоров. О них написаны статьи, им посвящены сборники и книги. И не сомневаюсь - ещё будут написаны целые монографии о их жизни и творчестве. Назову только пять имён (хотя их больше, но об этом я напишу в мемуарах): Владимир Григорьевич Борухович, Игорь Васильевич Порох, Владимир Владимирович Пугачёв, Соломон Моисеевич Стам, Николай Алексеевич Троицкий. Называю эти имена, потому что я не только учился у них - я был их немножко приятелем и немножко домработником. Мы сидели за столом, пили пиво, вино и водку, я ходил для них за хлебом и картошкой, помогал переехать на дачу, выгуливал собаку, сдавал бутылки, мыл посуду, провожал домой, бегал за водкой - и, кстати, знали бы вы, какую потрясающую закуску Владимир Григорьевич Борухович мог изготовить из сущей ерунды, завалявшейся в холодильнике. Да, если кто не понял: я считаю, что выгулянная собака Владимира Владимировича Пугачёва, вымытая посуда Владимира Григорьевича Боруховича и провоженный до дома из библиотеки Соломон Моисеевич Стам - это мой вклад в историческую науку. Скромный, конечно, но вклад.
Моими однокашниками, друзьями и приятелями были (в алфавитном порядке) Роман Арбитман, Михаил Афанасьев, Владислав Виноградов...
Но это не самое интересное. Ведь как-никак, а я уже 20 лет в российской политике. И за это время имел честь не просто общаться - работать локоть к локтю, плечом к плечу с выдающимися политиками. Опять-таки в алфавитном порядке: Никита Борисович Иванов, Вячеслав Владимирович Игрунов, Глеб Олегович Павловский, Владислав Юрьевич Сурков.
Ну и конечно, не столь выдающимися, но всё же знаменитыми и/или играющими значительную роль. Всех не перечислю, но не могу не назвать хотя бы нескольких. Владимир Петрович Аверчев, Владимир Петрович Лукин, Сергей Сергеевич Митрохин, Дмитрий Олегович Рогозин, Григорий Алексеевич Явлинский...
Ну я уж ничего не говорю о губернаторах и прочих кандидатах, с коими тоже, однако, работать приходилось.
Многие мои друзья - светила и знаменитости. Ну, куда деваться. Александр Сергеевич Барсенков, Александр Иванович Вдовин, Владимир Яковлевич Гельман, Григорий Васильевич Голосов - это так, например.
В общем, мне есть кого вспомнить...
И пусть первым будет Сергей Иванович Рыженков.
Почти десять лет моей жизни тесно - да что там, теснее некуда, даже слово не могу подобрать - связаны с великим человеком, к моему глубочайшему сожалению, катастрофически недооцененным и слишком мало кому известным - Сергеем Ивановичем Рыженковым. Этот удивительный поэт, прозаик, критик, историк, социолог и политолог всего-навсего доцент РГГУ - хотя кому бы надо быть академиком, так вот именно ему. В каждой области культуры, к которой Сергей Иванович обращался, он оставил свой уникальный вклад. Однако единственная сфера, в которой он получил официальное признание (в виде кафедры доцента без защиты диссертации) - это политология. Как легко догадаться - то, чем он менее всего интересовался...
Связь наших биографий слегка парадоксальна. Сергей Иванович со свойственной только ему инициативой порождал проекты, намного опережающие свое время. То бишь лет через пять только ленивый этим не занимался - но Рыженков начинал делать это, когда оно ещё никому в СССР/РФ в голову не приходило. В качестве рабочей лошадки он в свои проекты привлекал меня. А потом ему всё надоедало, и он проект бросал и уходил. Но к тому моменту в проект уже были вовлечены другие люди, и его нельзя было просто выкинуть в корзину. Мне приходилось возглавлять проект Рыженкова после Рыженкова и доводить его до какого-то конца. Однажды я не выдержал и сравнил Сергея Ивановича с кукушкой, откладывающей свои яйца почему-то именно в моё гнездо. Он только хмыкнул в ответ...
Мы поссорились, когда он выступил против Игрунова. Не могу назвать себя поклонником Вячека - наоборот, у нас с ним всегда были крайне странные отношения. Я считал и считаю Игрунова выдающимся политиком и, уж простите за выражение, великим шаманом. Однако сам я рационалист до мозга костей и потому никогда Игрунову не нравился.
Но хотя Игрунов меня уже уволил и я работал у Глеба Олеговича, и вроде бы не имел отношения к ИГПИ, но поведение Рыженкова меня шокировало. Ведь в тот самый момент, когда Вячеслава Владимировича целенаправленно и систематически принялся умножать на нуль Явлинский - вот именно тогда, а не в какое-то иное время - Рыженков поднял самый настоящий бунт против Вячека в институте, созданном и выпестованным Игруновым. Мне это показалось совершенно сознательной и рассчитанной, вполне себе законченной подлостью. Я не поверил в слова Рыженкова о том, что он против Вячека по неким идейным мотивам. Впервые в жизни я не поддержал Сергея Ивановича и даже выступил против него.
Причем мне пришлось сделать это не где-нибудь, а на общем собрании учредителей института. Рыженков назвал меня - с глазу на глаз - предателем. Я ответил, что предатель - это он сам, имея в виду, что он предал Игрунова. После той замечательной беседы я решил, что больше я с Сергеем Ивановичем не разговариваю.
Однако всё в этом мире симметрично. Когда вышел в свет мой учебник, Рыженков тоже решил, что он со мной не разговаривает. Поэтому начиная с 2007 года мы не разговариваем друг с другом обоюдно.
В общем, мемуары писать пора.
Надо бы название придумать.
"За кулисами путинского режима" явно не подойдёт - потому что хотя именно за кулисами я провел 10 лет в ролях директора по исследованиям ФЭП и заместителя директора НЛВП, всё же начинать-то я собираюсь с 1968 года.
"Мелочи из запаса моей памяти" тоже не катит - какие уж тут мелочи, я хочу рассказать о событиях, которые имели  значение.
Нужна помощь зала...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments